Якоря


Мулла Насреддин решил наняться на корабль. Его пригласили для собеседования. В комнате сидели капитан и старшие офицеры корабля. Вошел Мулла. Капитан спросил:
— Если на море шторм, сильный ветер, огромные волны высотой с гору, что ты будешь делать, чтобы спасти корабль? Корабль бросает из стороны в сторону…

Мулла Насреддин ответил:
— Тут нет большой проблемы: я просто брошу большой якорь, чтобы корабль, несмотря на ветер и волны, смог сохранить устойчивость.

Капитан снова спросил:
— Предположим, что надвигается еще более огромная волна и грозит затопить корабль. Что ты будешь делать?

Насреддин ответил:
Ничего, снова — большой якорь.
Капитан посмотрел на него и спросил в третий раз:
— Предположим, это очень сильный тайфун, и спасти корабль невозможно. Что ты будешь делать?

Он ответил:
— Ничего, то же самое — большой якорь.

Капитан спросил:
— Откуда ты берешь все эти большие якоря?

Мулла Насреддин ответил:
— Из того же самого места. Откуда вы берете эти огромные величиной с гору, волны и сильные ветры? Оттуда же я беру якоря. Вы будете находить волны и ветры, а я буду находить все больше и больше якорей.

Зверь именуемый кот

Эту притчу я как то прочитала в книге Леонида Соловьёва Повесть о Ходже Насреддине

У стены караван-сарая у дороги, прямо на солнцепеке, сидела нищая старуха — цыганка из племени «люли» — наиболее презренного среди всех цыганских племен. А мальчишки с хохотом и кривляниями дразнили ее, выкрикивая разные обидные прозвища а швыряя комочками сухой земли.

Многотысячный базар вокруг — для нее пустыня… нет, хуже, ибо он полон к ней презрения и враждебности. За что? Она всегда сгорблена и всегда озирается, потому что всегда ожидает удара: плетью, словом или смехом — все равно! Кроме черного кота, у нее нет никого ; так они и живут вдвоем — оба старые, бессильные, вечно голодные, всеми покинутые, близкие только друг другу во всем безграничном мире.

Как подойти к старухе, что сказать?
Мелькнула мысль: бросить ей кошелек и удариться в бегство.
Но это было несовместимо с торжественностью минуты. По дороге мимо старухи проходили разные люди,— никто не подал ей ни гроша, ни куска черствой лепешки.

Волнуясь и запинаясь, он изложил старухе свой замысел против Большого Бухарца.
Она слушала сначала с любопытством, потом
— с доверием и под конец заплакала от умиления.

— Сам аллах послал мне тебя, дабы утешил ты мою бесприютную старость!
Продолжить чтение